Рассказ ей связали ноги

  • Закрыть ... [X]

    Re: Шоу распятых. Начало.

    Глава 5. Ночь накануне.
    По пути домой Наташа решила прежде всего привести в порядок свои мысли. Для начала она запретила себе думать о всяких плетях, крестах, гвоздях и тому подобное. Нужно было решить вопрос с сопровождающим. Это должен был быть человек близкий, который адекватно мог бы воспринять увиденное и не проболтаться остальным. Перебрав всех родных и знакомых, Наташа остановилась на трёх кандидатурах. Это был её муж, родная сестра Полина и Ольга, подруга, с которой они вместе работали.
    Анатолия она отбросила почти сразу. «Расскажи я ему всё» - думала Наташа, - «и он ни за что меня не отпустит, а сам с отчаяния или из чувства вины, что толкнул жену на ТАКОЕ, ещё наделает каких-нибудь «глупостей», так, что будет ещё хуже». Подумав ещё, кандидатуру сестры она тоже отвергла. Их дочери сейчас были вместе на даче, а Полина недавно вновь сошлась с мужем, так что сейчас у них был второй «медовый» месяц. «Нельзя её сейчас так тревожить» - решила Наташа, - «у неё сейчас только-только начало налаживаться в жизни, а тут ТАКОЕ…» Пришлось остановиться на кандидатуре Ольги. Вообще то она была та ещё болтушка, но уж наверняка не откажется: все на работе знали про её озабоченность в вопросах секса, причём её интересовало ВСЁ, и хотя весь «опыт» в этих вопросах, был, скорее всего, простым трёпом, поучаствовать в чём-то «таком» в качестве зрителя она точно согласится. «Только ночевать сегодня надо у неё. Обязательно!» - в заключении решила Наташа.
    Погружённая в эти раздумья, она чуть не проехала свою остановку. Выйдя из метро, по пути домой стала обдумывать следующую проблему: что соврать мужу. Нет, конечно, он доверял ей полностью, но всё же история должна была быть правдоподобной. Наташа была сообразительной, много читала и смотрела мелодрамы, и уже на подходе к дому история про девичник со школьной подругой была придумана. Так что, придя домой, ей оставалось только собраться и позвонить Толе.
    Зайдя в квартиру и посмотрев на часы, Наташа поняла, что действовать надо быстро: через полчаса муж должен был вернуться с работы. Первым делом она выложила из сумочки и убрала в надёжное место доллары. Поняв, что принять душ и переодеться она не успеет, решила взять с собой бельё и сменную верхнюю одежду, и приводить себя в порядок уже дома у Ольги. Лифчик и трусы решила взять самые простые хлопковые, белого цвета. Немного подумав, во что её легче всего будет одеть после распятия, с пробитыми руками и ногами, и что потом не жалко будет выбросить, она достала из шкафа старое платье в цветочек с пуговицами спереди. Затем она вынула серёжки из ушей и сняла обручальное кольцо, а также, расстегнув на шее цепочку, сняла крестик и кулон. Деньги с собой Наташа решила не брать, только на проезд в метро и на маршрутке. Подумав и вспомнив слова «мастера», что спать этой ночью она всё равно не будет, она положила на дно пакета контракт. Кинув в него ещё и мобильник, она с тревогой посмотрела на часы. Толя должен был уже вот-вот приехать. Подойдя к окну, она с ужасом увидела, как он паркует машину у подъезда. Быстро схватив пакет, Наташа пулей вылетела из двери, громко захлопнув её, и сбежала на один этаж вниз. Через минуту она услышала шум открывающихся на этаже дверей лифта, а затем звук открываемой ключом квартиры. Толя зашел внутрь. Спустившись вниз и выйдя из подъезда, Наташа прошла вдоль дома у цоколя так, чтобы её не было видно из окон квартиры, и выбежала на улицу останавливать маршрутку. Уже сев в неё, немного успокоившись, она решила позвонить мужу.
    - Толюша, привет, как дела? Как прошёл день? – она старалась говорить обычным весёлым голоском.
    Выслушав обычный отчёт за день, она продолжила:
    - Слушай, Толюш, тут такое дело… В общем, мне позвонила школьная подруга Нина. Она, наконец, замуж собралась, свадьба через неделю. Ну, она решила девичник устроить, заказала столик в ресторане в одном из загородных домов отдыха, пригласила подруг, сотрудниц с работы. И ты представляешь, почти все отказались: кто в отпуск, у кого дача, дети… В общем, чтобы спасти положение, она стала звонить всем подряд, чьи телефоны нашла. Жалко её, я и согласилась. Она так обрадовалась, и ещё просила, чтобы я с собой кого-нибудь взяла. Так вот, я весь день пробегала за подарком, а теперь еду к Ольге. У неё и переночую, а завтра вместе с ней с утра и поедем. Так что не скучай, буду завтра поздно вечером.
    - Мы же завтра в «Ашан» собирались? – удивлённо спросил Анатолий.
    По его интонации Наташа поняла, что план сработал, и она продолжила:
    - Съезди сам, пожалуйста. Купишь продуктов на неделю. Ну, всё как обычно. Только соков и йогуртов купи побольше, а то в прошлый раз девочкам на даче не хватило. Ну, всё, пока, если что, звони, целую – Наташа нажала «отбой» и стала звонить Ольге.
    Та как раз должна была прийти с работы.
    - Привет. У тебя планы на завтра есть? – с ходу выпалила Наташа
    - Да, мы на озеро с соседями по даче собрались. Хотите с Толей присоединиться? И вообще, где ты была весь день, я тебе дозвониться не могла? – привычно заверещала Ольга.
    - Отменяй всё, ты мне нужна на завтра – перебила её Наташа.
    - Как отменять? Я уже шашлык купила… Да что случилось-то?
    - Потом объясню. Просто есть одно дело… В общем, ты мне завтра очень, очень нужна! Только ты можешь мне помочь… - говоря это, Наташа уже выходила из маршрутки у метро.
    - Что-нибудь личное, а? – не унималась Ольга.
    Она уже «зацепилась» и не хотела прерывать разговор, не выяснив, что могло случиться с главной «тихоней» в их офисе.
    - Приеду – расскажу. Да, кстати, я сегодня у тебя переночую, ладно? – почти крикнула Наташа.
    Она уже спустилась в подземку и сквозь шум подъезжающего поезда плохо слышала Ольгу.
    - Конечно. Ты что, с Толей поругалась? А…
    «Всё, хватит» - решила Наташа и отключила мобильный.
    В метро Наташа поняла, что умирает от жажды, так что, выйдя из станции, сразу же купила себе в палатке бутылку минералки и почти залпом её выпила. Поняв, что этого мало, вернулась и купила вторую.
    Всю дорогу по пути к Ольге она думала уже о «технических» вопросах: «когда меня будут сечь плетью, лучше начать кричать сразу или сначала терпеть» или «а я не умру на кресте от потери крови», или «как я доберусь обратно, ведь я не смогу идти», или… И так далее, и тому подобное. «Всё, стоп. Хватит. У Ольги есть Интернет – там всё и узнаю. Вся ночь впереди…»
    Так что, когда она звонила в дверь квартиры, где жила её подруга, она уже имела чёткий план действий. Ольга открыла ей дверь, не спрашивая. На ней были только лифчик чёрного цвета и коротенькие джинсовые шортики. Наташа обалдела, увидев её в таком виде:
    - Ну, ты даёшь, подруга. Открываешь в одном лифчике, не спрашивая…
    - Привет – Ольга ничуть не смутилась, пропуская Наташу в квартиру. – Подумаешь… Я так даже мусор выхожу выносить. А кого мне стесняться, соседа что ли? Что он меня, не видел в лифчике? – она была в своём «репертуаре», ведь затронули её «любимую» тему.
    - Ладно, ладно, рассказывай… - Наташа пыталась казаться беспечной. – Антон дома?
    Ольга была замужем уже 17 лет, хотя самой её было всего-то 35. Антон, муж Ольги, любил её ещё со школы и терпел все её капризы и выходки.
    -Да, на кухне, ужин готовит – обыденным голоском пропела Ольга. - Есть хочешь?
    Наташа вспомнила, что она уже восемь часов ничего не ела, но из-за пережитого и ещё больше из-за предстоящего есть ей совсем не хотелось. Отрицательно мотнув головой, она спросила:
    - Слушай, можно твою ванну занять? А то я вся в мыле…
    - Конечно, что ты спрашиваешь. Чувствуй себя, как дома. Сейчас полотенце принесу – она скрылась в комнате.
    Оттуда донёсся её голос:
    - Так что у тебя всё-таки случилось? Твой Толя уже три раза звонил, спрашивал, на какую вечеринку мы с тобой завтра идём, почему у тебя мобильный не отвечает, а я, как дура, не знала, что ответить? – Ольга вернулась, неся большое полотенце.
    - Всё после душа, ладно? – Наташа направилась в сторону ванной - А ты что мужа не кормишь?
    - Он у меня большой мальчик, сам прокормится, не то, что твой Толик. Правда, Антон? – крикнула Ольга.
    Из кухни выглянул Антон. На нём был передник поверх рубашки, в руке он держал сковородку с чем-то дымящимся. Увидев Наташу, он удивлённо поднял брови:
    - О, Наташ, привет. Ты что так поздно?
    - Жить у вас буду. Угол сдадите? – её уже стали раздражать все эти расспросы, и под удивлённым взглядом Антона она проследовала в ванную.
    Ольга, в отличие от Наташи, предпочитала сладкие ароматы, поэтому на полочке в ванной стояло множество шампуней с экстрактами клубники, дыни, малины, ванили и т.п.
    Делать было нечего, и пришлось пользоваться тем, что есть. «Чёрт, теперь буду пахнуть, как дешёвая карамелька» - подумала Наташа, вылезая из ванны. Но тут перед ней встала другая дилемма: одеть потное и липкое, пусть даже дорогое бельё, она не хотела, и в то же время изменять привычке с утра надевать чистые трусы она не собиралась, несмотря на обстоятельства. С собой из дома она взяла только один комплект белья, поэтому, подумав, она решила, что просто завернётся в полотенце и в таком виде, проскочив в комнату, просидит до утра.
    Выглянув в коридор и убедившись, что там никого нет, она быстро прошлёпала босиком в спальню и закрыла за собой дверь. Там она включила компьютер и тут же задумалась, где ей быстро найти нужную информацию по теме распятия. «Стоп. А ведь на том сайте наверняка есть статьи на эту тему. Название я знаю. Так… «Яндекс»… «Боль и наслаждение»… Ого! Да тут столько ссылок на сайты! Когда же их все смотреть?..» Отчаяние охватило Наташу, и вдруг мысль озарила её: «Контракт!». Её опыт банковского работника подсказал ей, что там обязательно есть ссылка на сайт, где есть типовая форма договора. Она полезла в пакет. «Так… Точно! Вот он, адрес в Интернете». Набрав в поисковой строке адрес сайта, она увидела знакомую картинку, которая на этот раз её не испугала, а, наоборот, даже обрадовала.
    Тут в комнату вошла Ольга. Весь её внешний вид говорил о крайней форме нетерпения.
    - Так, подруга, ты мне, наконец, расскажешь, что случилось такого, что ты ушла из дома, а мне пришлось отменить шашлыки?
    «Так, изучение «материала» придётся отложить, а то ведь она не отстанет» - подумала Наташа, глядя на стоявшую перед ней Ольгу. – «Всё равно ведь придётся ей ВСЁ рассказать…»
    - Ладно, - согласилась она – пошли, постелешь мне в гостиной, там и поболтаем.
    - Ну, вот ещё! – возмутилась Ольга. - В кои веки раз ты у меня ночуешь! Не уж, будем спать здесь, по-царски. – Она подошла к кровати и сдёрнула покрывало.
    - А как же Антон? – изумилась Наташа.
    - Он уже большой мальчик, по ночам не писается – «отколола» свою очередную шутку Ольга.
    Достав из шкафа две подушки, она кинула их на кровать. Затем сняла шортики и лифчик, оставшись в маленьких чёрных трусиках-стрингах. Взобравшись на кровать, она села, по-турецки скрестив ноги, и положила ладони на колени.
    - Ну, рассказывай…
    Наташа встала из-за стола, подошла к кровати и села на край.
    «С чего же начать? Как рассказать обо всём так, чтобы она не испугалась и согласилась?» - мысли проносились одна за другой у неё в голове. - «Так, стоп. Прежде всего, надо принять беспечный или хотя бы расслабленный вид». Наташа отклонилась назад и упёрлась ладонями в матрас. Повернувшись к Ольге, она постаралась принять привычное спокойное выражение лица.
    -Ну, в общем, я тут нашла одну подработку…
    И Наташа рассказала ей про всё, что случилось с ней до поездки в офис. Ольга сидела, вся подавшись вперёд. Её ротик был полуоткрыт, а глаза сделались большими от удивления. Чтобы Наташка, которую она знает уже 10 лет, решилась на ТАКОЕ… Она не могла себе такого даже представить. По ходу рассказа её только и хватало на то, чтобы вставлять фразочки типа: «Ну ты, мать, даёшь…», «Ну ни фига себе…», «Ты чё, с ума сошла…» и тому подобные. Сама же Наташа успокоилась, и даже увлеклась, особенно вспоминая приятные «моменты», доставившие ей удовольствие. Тем временем узел на полотенце, в которое она завернулась ещё в ванной, сначала ослаб, позволив ему сползти и приоткрыть её грудь, а затем и полностью развязался. Полотенце соскользнуло с неё совсем и теперь лежало красным полукругом вокруг её бёдер. Не замечая этого, Наташа увлечённо продолжала свой рассказ.
    Внезапно дверь в спальню открылась и в комнату зашёл Антон со словами:
    - Оль, ну когда, наконец….
    Он не договорил, остолбенев от увиденной перед собой картины: Наташа сидела в трёх шагах от него совершенно голая, откинувшись назад, и о чём-то увлечённо рассказывала его жене. Обе женщины повернули головы в его сторону, и на секунду в комнате воцарилось молчание. Первой вышла из оцепенения Наташа. Она решила поправить, как она думала, чересчур задравшееся полотенце, и судорожно начала искать его край у себя на бёдрах. И вдруг краем зрения она увидела свой животик и покрытый волосами лобок. Её как будто током ударило.
    -Ай!
    Вскрикнув, она резко выпрямилась и села на край кровати, одновременно схватив одной рукой полотенце и прикрыв им грудь. Другой рукой она судорожно пыталась его хоть как-то расправить, чтобы прикрыть низ живота. Но у неё это не получалось, и всё, что она смогла сделать, так это сесть боком и отвернуться своим красным от стыла лицом от Антона, при этом, правда, показав ему свои обнажённые попку и широкую спинку. Тем временем Ольга соскочила с кровати и решительным шагом направилась к мужу.
    - Так, чего уставился! - подойдя вплотную, она упёрлась руками ему в грудь и попыталась вытолкнуть из комнаты. - Ты сегодня вообще спишь на диване. Давай, давай…
    Но Антону совсем не хотелось уходить. Ещё бы, ведь он увидел такое… Как герой знаменитого фильма, он искал предлог, чтобы остаться, но не нашёл ничего лучшего, чем сказать:
    - Ну, вы хоть подушку дайте…
    - Обойдёшься! Валик под голову подложишь – Ольга стояла в решительной позе, положив руки на бёдра. – Ну!..
    Но Антон продолжал стоять, глядя мимо своей жены, пытаясь получше рассмотреть голую Наташу.
    - Ладно – Ольга направилась к кровати, на которой в той же позе сидела красная, как варёный рак, Наташа.
    Взяв одну из подушек, она подошла и ткнула ею мужа в живот.
    - Держи и проваливай.
    Пятясь задом, Антон медленно вышел из спальни. Ольга захлопнула дверь перед его носом, повернулась и расхохоталась, глядя на Наташу:
    - А ещё в стриптизёрши записалась!
    - Не в стриптизёрши, меня пытать будут... – Наташа встала и снова аккуратно обернулась полотенцем.
    Затем она подошла к Ольге и, приняв серьёзное выражение лица, спросила:
    - Ну что, поедешь со мной завтра?
    - Да ты что? А вдруг там одни маньяки и нас «почикают» и закопают? – перестав смеяться, Ольга с испугом смотрела на Наташу.
    - Да нет. Это солидная организация, работают открыто и не один год. У них свой сайт в Интернете и офис в центре. Я у них там была, пойдем, расскажу…
    С этими слова Наташа вернулась к кровати, присела на край и снова приняла расслабленную позу, приглашая Ольгу к продолжению разговора. Та, подойдя к кровати, сначала села, а затем откинулась назад и легла на спину, подложив под голову левую руку, и закрыла глаза. Наташа начала рассказывать, что с ней произошло в офисе. По мере её рассказа поведение Ольги стало меняться. Сперва она просто, как бы от нечего делать водила указательным пальцем вокруг ореола соска, затем рука опустилась ниже, начав гладить низ живота. Одновременно с этим она освободила вторую руку и стала тереть половые губки прямо поверх трусиков. Возбуждение охватывало её всё сильнее, дыхание участилось, рука была уже в трусиках, продолжая яростный массаж клитора. Наташа внимательно наблюдала за всем этим, не прерывая рассказа. Она замолчала только тогда, когда Ольга прогнулась, приподнявшись на локтях, чуть запрокинула голову и издала серию из коротких стонов. Какое то время она лежала неподвижно, лишь часто и глубоко дыша. Капельки пота скатывались с её лба, грудей и живота. Наконец она открыла глаза, повернула голову и посмотрела на Наташу. В её взгляде читались неподдельный интерес и плохо скрываемое возбуждение.
    - Пойду, посмотрю, как там Антон устроился. За одним и попить нам чего-нибудь принесу, а то в горле пересохло – с этими слова Ольга встала с кровати и направилась к двери.
    Когда она скрылась за дверью, Наташа сначала выпрямилась, а затем наклонилась вперёд, упёрлась локтями в колени, а голову положила на скрещенные пальцы рук. «Как неудобно получилось с Антоном» - думала она. – «И я тоже хороша! Раскраснелась, как школьница! А ведь всего через несколько часов я буду голой висеть где-нибудь под солнышком, и десятки, а может быть, и сотни мужиков будут глазеть на меня. А, может, и лапать…» К Наташе опять вернулся страх. «Так, к чёрту! Да где там эта Ольга?» - после рассказа во рту у неё действительно пересохло. «Так, всё. Пойду, извинюсь и скажу, чтоб шли сюда спать, а я пойду в гостиную на диван». Наташа решительно встала, подошла к двери и открыла её.
    То, что она увидела в гостиной, заставило её замереть на несколько секунд. В комнате было темно, но на фоне окна отчётливо был виден женский силуэт, совершающий равномерные движения вверх и вниз. Слившиеся прерывистые дыхания двух человек и характерное поскрипывание дивана не оставляло никаких сомнений в происходящем: Антон и Ольга банально трахались.
    Придя в себя, Наташа быстро сделала шаг назад и закрыла дверь в комнату. «Всё правильно» - думала Наташа, ходя по комнате, - «у него напряжение от увиденного, у неё – от услышанного. Его надо было снять… Нет, ну какова! Как возбудилась во время рассказа! А ей бы всё ЭТО, наверное, даже понравилось… Её бы на моё место…»
    Следует отметить, что в чём-то Наташа и Оля были похожи. Обе небольшого роста, светленькие, почти одинакового возраста, рано вышли замуж, даже детей родили почти одновременно. Правда, у Ольги было два мальчика. Но на этом сходства и заканчивались.
    «Стоп. Я же собиралась почитать статьи про распятие и пытки вообще…» - Наташа подошла к компьютеру и села на стул. Но едва она вошла на сайт и выбрала статью, рассказывающую о мучениях распятого на кресте человека, дверь в комнату отворилась и на пороге показалась Ольга. Не обращая внимания на Наташу, она, слегка покачиваясь, направилась к кровати. Трусиков на ней не было, волосы на голове были растрёпаны, а выражение лица и движения сонными. Подойдя к кровати, она буквально повалилась на неё лицом вниз. «Чёрт, сейчас заснёт, а ведь она так до сих пор и не дала согласия на завтрашнюю поездку…» Наташа встала из-за стола и подошла к кровати.
    - Ну что, как Антон? – не зная, как завести разговор о главном, спросила Наташа.
    - За-ме-ча-тель-но! – не открывая глаз, специально разделяя слово на слоги, произнесла Ольга голосом, в котором чувствовалось удовлетворение жизнью.
    - Так ты поедешь со мной завтра.… Ой, нет, прости, уже сегодня – Наташа взглянула на часы – было половина второго ночи.
    - Ладно, ладно, поеду… - сонным голосом произнесла подруга. – Слушай, сходи на кухню, принеси чего-нибудь попить. Умираю…
    Наташа подошла к двери, приоткрыла её и быстро шмыгнула в гостиную.
    -Оль, ты? – послышался с дивана сонный голос Антона.
    - Нет, это я, Наташа.- Она не знала, что ещё сказать. – Я, тут, на кухню, быстро… Она хотела ещё добавить «не хотела вам раньше мешать», но не решилась.
    Пройдя на кухню, Наташа включила свет, открыла холодильник и достала оттуда бутылку минеральной. Взяв с полки два высоких стакана и наполнив их живительной прохладой, она, на ходу отпивая из одного из них, вернулась в спальню. Подойдя к кровати, она увидела, что Ольга уже спит, по-лягушачьи распластавшись на животе. Ничем не прикрытая нагота её нисколько не смущала. «Ну и ладно, мне больше достанется» - решила Наташа и, вернувшись к компьютеру, поставила перед собой оба стакана.
    Через два часа, отведя красные глаза от экрана, она поняла, что ей нужно поспать, хотя бы два часа. Было четыре часа утра. Она выключила компьютер, встала из-за стола и, подойдя к кровати, со всего размаха плюхнулась на неё. Испугавшись, что могла разбудить Ольгу, она посмотрела на неё, но та даже не пошевелилась. Наташа легла на спину и положила руки под голову. От всего прочитанного у неё было двойственное ощущение. С одной стороны, она нашла ответы на многие волновавшие её вопросы. Например, она узнала, что когда её будут сечь плетью, лучше всего орать во всю глотку, но перед каждым ударом нужно расслаблять тело. И что на кресте умирают не от потери крови, а от медленного удушения, и продолжаться это может до нескольких дней. И что распятому на кресте в классической позе полагается «седло», на котором можно отдыхать. И ещё много, много чего. С другой стороны, ощущения были не из приятных: публичное раздевание догола, многочасовые пытки, издевательства…. Вот с таким «набором» мыслей в голове Наташа и провалилась в тяжёлый глубокий сон….
    Глава 6. Дорога.
    Мобильник надрывался уже около минуты. Наташа, наконец, разлепила глаза и подняла тяжёлую голову с кровати. Ещё секунд пятнадцать она пыталась сообразить, где она и что происходит. Потом сознание накрыло её страшной реальностью: сегодня её распятие…. «Мне же должны позвонить!» – пронеслось у неё в голове, и она схватила трубку.
    -Алло, алло.
    - 8 утра, у метро «П…ая», напротив магазина «Стимул» - говорил в трубке металлический мужской голос. – Повторяю…
    - А выход с какого?.. – буквально прокричала в трубку Наташа, но связь разъединилась. Она взглянула на часы - было шесть утра. Нужно было торопиться. Она повернулась к спящей Ольге и начала её толкать.
    - Проснись, пора вставать! – Наташа толкала её в плечо, но Ольга только промычала что-то нечленораздельное в ответ и повернула голову в другую сторону.
    - Да проснись же ты! Пора ехать! – не унималась Наташа.
    - Ещё рано… - не открывая глаз, пробормотала Ольга. – На шашлык за нами заедут в девять…
    - Какой шашлык? Это я, Наташа. Ты что, не помнишь, КУДА мы едем? – в голосе Наташи звучала обеспокоенность происходящим.
    Ольга, наконец, приоткрыла один глаз, приподнялась на локте и всё ещё непонимающим удивлённым взглядом посмотрела на Наташу.
    - А ты что здесь делаешь? – с неподдельным удивлением произнесла она.
    - Так, хватит прикидываться – Наташа решила говорить твёрдым, решительным голосом. – Одевайся, собирайся, нам скоро выходить. – И с этими словами она встала и направилась в ванную.
    Перед выходом из комнаты она на всякий случай поправила узел на полотенце и смело шагнула в гостиную. По пути она мимоходом взглянула на «поле» ночной «битвы с напряжением». Антон спал на диване, так же, как и жена, лёжа на животе, подложив под голову подушку. На нём были одни плавки в полоску. На полу валялись Ольгины чёрные трусики и два использованных презерватива. «Небось, часто у них такие оргии бывают….» - с горечью подумала Наташа. – «Не то что у меня….» Но все мысли о «радостях» супружеской жизни моментально улетучились при одном воспоминании о предстоящем сегодня СОБЫТИИ.
    Наскоро умывшись и причесавшись, Наташа вернулась в спальню. К её глубокому возмущению, Ольга продолжала спать, как нив чём не бывало. «Нет, так не пойдёт, так мы точно опоздаем!» - и Наташа перешла к решительным действиям. Она подошла к кровати, взяла Ольгу за обе ноги и стащила её на пол. При этом её подруга довольно сильно ударилась об пол. Быстро придя в себя, Ольга приподнялась на локте и с удивлением посмотрела на Наташу:
    - Ты чё, сдурела?
    - Это ты сдурела! Ты что, забыла, КУДА мы едем?!
    Память начала возвращаться к Ольге, но она всё ещё плохо соображала.
    - А, да… Сейчас… Я быстро…. – и она медленно поднялась.
    - Давай в темпе: завтракай, приводи себя в порядок и поехали, а то опоздаем.
    Подойдя к шкафу и достав из него халатик, Ольга облачилась в него и медленно, потягиваясь, вышла из комнаты. Дождавшись, когда за ней закроется дверь в комнату, Наташа скинула с себя полотенце и достала из пакета чистые белые трусы и лифчик. Из-за тревоги и утренней прохлады её начала била дрожь во всём теле. Облачившись в бельё, она почувствовала себя более уверенной. Подойдя к зеркалу, Наташа принялась себя разглядывать, одновременно поворачиваясь и лаская тело руками. Она опять представила, как её кожу будет сечь плетью, а ладони пробьют гвоздями, и ей снова стало жаль себя. Хотелось разрыдаться от отчаяния, но, взяв себя в руки, Наташа надела свой летний костюм и прошла на кухню.
    Чайник уже закипел, и Ольга, кинув пакетик в чашку, залила её до краёв, и, не дожидаясь, пока остынет, начала, обжигаясь, отхлёбывать маленькими глотками. На тарелке перед ней лежали разрезанная булка для сэндвичей, обрезки колбасы, сыра, подвядшая зелень и маслины из банки. «Гремучая смесь, особенно для завтрака» - подумала Наташа.
    - Завтракать будешь? – поморщившись от того, что сделала слишком большой глоток, Ольга подняла голову и посмотрела на вошедшую подругу.
    В ответ Наташа лишь посмотрела на неё, наклонив голову на бок и укоризненно сжав губки. «Ну и дура же ты!» - читалось в её взгляде.
    - Извини, я забыла… - Ольга потупила взгляд и продолжила быстро жевать колбасу.
    После Ольгиного завтрака они обе проследовали обратно в спальню. Подойдя к шкафу, Ольга открыла его и, скинув с себя халатик, начала выбирать, какой бельё надеть.
    - Ты лучше купальник надень, там наверняка позагорать можно будет – глядя на Ольгины сборы, посоветовала Наташа.
    - Ну конечно, а что я сверху надену? – задумчиво произнесла Ольга.
    - Да какая разница, ты же не в театр идёшь и не в гости. Одевайся, как на пляж. И побыстрее – Наташа вновь с тревогой взглянула на часы – было ровно семь.
    - Ладно – согласилась Ольга, - надену плавки и лифт голубого цвета. – А на тебе что будет?
    Этот вопрос просто взбесил Наташу. Её прямо взорвало изнутри:
    - Если ты в очередной раз забыла, то напоминаю: меня разденут догола, высекут, проведут, как овцу, на верёвке с балкой на плечах, а потом приколотят к ней гвоздями и подвесят сушиться на солнышке.
    Выпалив это, она отвернулась, всхлипывая и давясь слезами. Ольга, которая уже успела натянуть плавки, подошла к ней сзади и, обняв за плечи, прижалась к спине подруги.
    - Ну, извини…. Я не нарочно…. Сейчас я быстро соберусь, и мы поедем.
    - Ладно – всё ещё продолжая всхлипывать, Наташа повернулась к ней заплаканным лицом, - только побыстрее, а тоя даже не знаю, с «головы» или с «хвоста» из поезда выходить….
    - Так мы на машине поедем! – оживилась Ольга.
    Ей хотелось побыстрее загладить свою бестактность.
    – Туда же вечером и вернёмся. А если нет, то Антон завтра заберёт.
    Она быстро надела лифт, футболку и джинсы.
    - Всё, я готова.
    - Возьми с собой бутылку воды и чего-нибудь поесть. Неизвестно, что там будет… - со вздохом произнесла Наташа.
    Ольга прошла на кухню, порылась там, но ничего лучшего, чем полбатона и бутылки минералки, не нашла. Бросив всё это в пакет, она вышла в коридор. Там в этот пакет полетели следом ключи от машины, кошелёк и мобильный.
    Уже в коридоре, обувая свои новенькие босоножки, Наташа вновь ощутила, как холодок пробежал по телу, когда, нагнувшись, она посмотрела на свою аккуратную ножку, оплетённую кожаным ремешком, и красивые маленькие пальчики, изящно выступающие из-под ободка. «Вот здесь будет торчать гвоздь…» - пронеслось в голове у неё. «Ну, всё. Хватит ныть!» - Наташа встала с пуфика и решительным шагом вышла из квартиры.
    Новенькая иномарка Ольги была припаркована прямо возле подъезда. Накануне вечером Наташа не обратила на неё внимания, а сейчас, подходя к машине, подумала: «Хоть бы помыла её, что ли…. Дождя не было уже две недели, а машина до сих пор грязная». Вообще, чем ещё существенно отличалась Ольга от Наташи, так это финансовым положением семьи. Дело в том, что отец Ольги, несмотря на преклонный возраст, занимал высокую должность в одной из префектур города, и всегда помогал свой любимой младшей дочери. Вот и в этом году, когда ей захотелось иметь свою машину («Пассат» муж ей не доверял), папа «подкинул» денег на новенькую иномарку.
    Солнце уже припекало вовсю, и, открыв в машине всё, что было можно, подруги помчались в сторону центра. Ранним субботним утром московский дороги были почти пустыми, и до «П…-кой» они доехали меньше чем за 15 минут. Подъезжая. Ольга притормозила, боясь пропустить ориентир – магазин «Стимул».
    - Тааак, вот он – она припарковалась напротив и выключила мотор.
    Было без пятнадцати восемь, и фургона ещё не было. В машине подруги сидели молча. Наташа невидящим взглядом смотрела перед собой, Ольга, не решаясь заговорить, делала вид, что что-то ищет в бардачке.
    Неожиданно, притормозив слева от их машины, прямо перед ними припарковался фургон Мерседес зелёного цвета. На его бортах красовалась стильная надпись «Киносъёмочная». У Наташи от страха всё опустилось внизу живота: «Вот ОНО, началось…» Последний раз пыхнув из трубы, фургон замер. Было без пяти восемь.
    - Ну, что, пошли… - Наташа повернула голову и посмотрела на Ольгу.
    - Пошли – Ольга взяла пакет с заднего сиденья, и подруги вышли из машины.
    Подойдя к фургону, они увидели, что стёкла кабины тонированы и не видно, что происходит внутри. Наташа постучала в боковую дверь. Та резко открылась и в проёме показался амбал, одетый в чёрные футболку и брюки.
    - Вам чего? – грубо спросил он.
    Наташа открыла, было, рот, намереваясь сказать, что она участвует в шоу, но тут её словно молнией ударило: «Пароль! Чёрт, я его не помню». Несколько секунд амбал и Наташа смотрели друг на друга.
    - Ну, так что надо? – вновь спросил амбал и криво улыбнулся.
    Он сразу понял, что они – участницы шоу, но он не мог пустить их внутрь фургона, не услышав пароль.
    Наташа повернула голову в сторону ничего не понимающей Ольги, и вдруг нужные слова сами слетели с языка:
    - Здесь принимают в массовку?
    - Заходите – верзила отошёл в сторону, пропуская подруг внутрь.
    Едва они зашли, он тут же задвинул дверь обратно.
    Оля и Наташа оказались в небольшом тамбуре, шириной от силы полтора метра, слабо освещаемого двумя светильниками. Справа и слева от них были раздвижные двери с кодовыми замками. Если что-то пойдёт «не так», выбраться из фургона у них не было ни малейшего шанса. Но что их на самом деле испугало, так это то, что находилось на стенах и небольшом столике в противоположном конце: это были наручники, кляпы на ремешках, кандалы, верёвки, плети и прочие тому подобные «атрибуты».
    - Так, показывай, что в пакете – обратился верзила к Ольге. – А это что?! - Он достал оттуда Ольгин мобильник.
    «Чёрт, забыла предупредить» - пронеслось в голове у Наташи. Испугавшись, что их сейчас выкинут из машины, она затараторила:
    - Простите её, пожалуйста. Она сопровождающая, я её не предупредила…
    - Не положено – отрезал амбал, - или выбрасывай на улицу, или сама выметайся.
    Наташа посмотрела на испуганную таким обращением и окружающими предметами Ольгу и снова обратилась к верзиле:
    - А можно, она сейчас сбегает к машине, оставит его там и быстренько вернётся?
    Верзила посмотрел на Ольгу сверху вниз:
    - У тебя одна минута. Время пошло – и с этими словами открыл дверь фургона.
    Ольга выскочила из улицу, и верзила тут же захлопнул за ней дверь. Оставшись с ним один на один, Наташа почувствовала себя неуверенно и не знала, что сказать и как себя вести вообще. Она скрестила пальцы рук вместе, опустила голову и стояла, покусывая нижнюю губу. «А вдруг Ольга испугается и не вернётся?» - вдруг испугалась Наташа. С каждой секундой беспокойство только возрастало. Ей показалось, что прошло целых пять минут, прежде чем в дверь фургона постучались. Амбал посмотрел в глазок и резким движением открыл её. Запыхавшаяся Ольга взобралась в фургон, и дверь за ней сразу же закрылась. У Наташи «отлегло» от сердца.
    - Всё, телефон в машине – она открыла пакет, показывая его содержимое амбалу.
    Повторно осмотрев содержимое пакета, он выпрямился и заговорил грубым голосом, глядя прямо на слегка напуганных подруг:
    -Так, слушайте внимательно, повторять не буду. Объясняю правила. Заходите внутрь и садитесь, куда я укажу. С соседями не разговаривать, между собой можно говорить только шёпотом. До конца поездки с места не вставать. За первое нарушение – предупреждение. Если не поможет, то дальше поедете в менее комфортных условиях – и он кивнул на «атрибуты» у себя за спиной. – Всё понятно?
    - Д-дааа…. – неуверенно протянули подруги.
    Верзила повернулся к боковой двери и набрал шифр. Лампочка на кодовом замке сменила цвет с красного на зелёный, и дверь отъехала в сторону.
    - Проходите – верзила отступил в сторону, давая возможность пройти внутрь.
    Наташа первой сделала шаг и переступила порог. Внутри оказалось небольшое помещение, освещаемое такими же светильниками под потолком. По бокам во всю длину располагались две скамьи. На скамье слева сидели шесть человек, на противоположной в дальнем углу - только двое.
    Верзила зашёл следом за Ольгой и, чтобы закрыть за собой дверь, чуть подтолкнул её вперед. Этого «чуть» было достаточно, чтобы миниатюрная Ольга буквально «впечаталась» в спину подруги и чуть не сбила её с ног.
    - Садитесь справа посередине – скомандовал верзила и уже тише, поднеся маленький микрофон на проводе к губам, произнёс:
    - Поехали.
    Фургон вздрогнул, когда заработал мощный мотор, и, едва Оля и Наташа уселись на скамью, тронулся с места. Верзила уселся на откидную скамью, закрыв собой дверь в отсек, скрестил руки на груди и принял безразличную позу.
    Внутри отсека было прохладно, по-видимому, работал невидимый мощный кондиционер. Ольга села справа, и, воспользовавшись тем, что места на скамье слева от неё были ещё не заняты, Наташа отодвинулась от подруги. Она уже немного успокоилась, потому что они были не одни, а севшие в фургон раньше их не выказывали своим поведением излишнего волнения. Обхватив ладонями край скамьи, Наташа принялась от нечего делать изучать своих соседей, сидящих напротив.
    Слева в углу сидели, прижавшись друг к другу, девушка и парень, видимо, её бой-френд. Оба были молоды, лет двадцати – двадцати двух. Девушка была худенькой, со светлыми волосами. На ней были босоножки и лёгкое летнее платье бледно-голубого цвета с синими мелкими цветочками. Взгляд её был испуганным, как у маленькой девочки, и она всё время держала за руку своего спутника. Наташа про себя решила звать её «малышкой».
    На другом конце скамьи сидела пара женщин лет тридцати-тридцати двух. Одна из них была не по погоде одета и в толстую кофту и длинную юбку из плотной материи, что только подчёркивало её излишнюю полноту. «Эта точно сопровождающая» - решила Наташа, - «такую точно не выставят голой на обозрение окружающих». Её подруга, напротив, была одета очень элегантно: белая блузка, светло-бежевая мини-юбка, тонкие чулки и туфли на высоком каблуке кремового цвета. Светлые волосы были уложены в красивую причёску. Она спокойно смотрела перед собой, и на её лице играла спокойная улыбка. «Эта точно здесь не в первый раз» - подумала Наташа и решила звать эту блондинку «профессионалка».
    Но больше всего Наташу поразила пара, сидевшая прямо напротив неё. Это была брюнетка лет тридцати пяти, с длинными волосами и красивыми чертами лица, и… девушка, почти ещё подросток. Если ей и исполнилось 18, то совсем недавно. По всей видимости, это были мать и дочь. На маме были тонкая трикотажная кофточка чёрного цвета с коротким рукавом, чёрная юбка до колен с небольшим разрезом спереди и чёрные же босоножки на низком каблуке. На девушке были голубая футболка с рисунком мишки спереди, маленькие джинсовые шортики и сандалии на босу ногу. Мама держала дочь за руку, и, наклонившись к самому её уху, что-то оживлённо шептала. Дочь внимательно слушала, иногда кивала головой и говорила: «Да, мама» или «Хорошо, мама». Наташа вся подалась вперёд, пытаясь расслышать, что говорит мама дочери.
    - Когда меня уведут - шептала женщина, - ты пройди в раздевалку, переоденься в купальник, а вещи сложи в ящик, который тебе укажут. Не нужно переодеваться снаружи. Старайся быть в сторонке, подходи ближе, только когда тебя позовут. И ничего не бойся, с тобой ничего не случится. Периодически уходи в тень. Не забывай каждый час ходить в буфет и пить что-нибудь. Ходи туда столько раз, сколько захочешь, никто тебе ничего не скажет. Когда всё закончится, не забудь сказать наш адрес и попроси, чтобы меня занесли в квартиру… Всё будет хорошо… - она поцеловала дочь в макушку и отклонилась назад, прислонившись спиной к стенке фургона.
    Только в этот момент Наташа обратила внимание, что стенки фургона не были гладкими. Из них выступали кольца, крюки, вероятные отверстия в стене были закрыты заглушками. На полу и потолке было то же самое. «Наверное, это приспособления для менее «комфортного» перемещения» - подумала Наташа.
    Её размышления прервались, когда, неожиданно притормозив, фургон замер и двигатель заглушили. Амбал встал и, набрав код, вышел за дверь. Из соседнего отсека доносились отдельные звуки, но как ни прислушивалась, Наташа не смогла разобрать ни слова. «Неужели мы уже приехали?» - подумала она. – «Так быстро?»
    Неожиданно дверь открылась, и в проёме показались две женские фигуры. Первой вошла женщина лет сока пяти, высокая блондинка, одетая в синий сарафан, который едва удерживал грудь четвёртого размера. За ней вошла девушка лет двадцати- двадцати двух. На ней была лёгкая летняя юбка длиной до пят белого цвета и чёрная майка, через глубокий вырез которой были видны бретельки голубого купальника. Следом за ними вошёл верзила и закрыл за собой дверь.
    - Садитесь, сейчас поедем – сказал он громко вошедшим женщинам и уже тише в наушник:
    - Поехали.
    Вновь заработал мотор, и фургон плавно тронулся с места. Вошедшие женщины не были худенькими, и Наташе пришлось прижаться к Ольге, чтобы они поместились на скамье. Наташа сразу поняла, что это были мать и дочь: они были очень похожи. Сначала она решила, что мама - сопровождающая, и распинать будут дочь, но, вслушавшись в их разговор, который начался почти сразу, она поняла, что всё было совсем наоборот.
    - Ты, главное, ничего не бойся – торопливо говорила мать, - никто тебе ничего не сделает. Я специально спрашивала – там будут охранники в униформе, к ним всегда можно обратиться, если что. Если кто-нибудь будет к тебе приставать – громко и отчётливо говори «нет». И, главное, постарайся привыкнуть к обстановке: наблюдай, слушай разговоры. Помни, что меня взяли в шоу только с условием, что в следующий раз мы будем участвовать вместе. Поняла?
    - Да, мам – тихо ответила дочь. – Может, обойдётся без этого?
    - Как же. А на что мы втроём жить будем? Где ты деньги возьмёшь? – повысила голос мать, но, уловив недовольный взгляд охранника, понизила тон:
    - Не надо было трахаться до ЗАГСа, и уж тем более беременеть. Где он теперь, твой Саша? Я тебя с грудным ребёнком на свою зарплату не прокормлю!
    Дочь наклонилась вперед, закрыла лицо руками и заплакала.
    - Ладно, ладно, не реви – мать испуганно посмотрела в сторону охранника. – А то высадят…
    « И с этими всё ясно» - решила Наташа. - «Буду звать её «мамаша». Она вспомнила, что ещё не рассмотрела соседей справа. Сложив руки на колени, она наклонилась вперед, якобы чтобы поправить пряжку на босоножке, а сама в это время повернула голову направо. Справа от Ольги, в углу, сидели девушка лет двадцати пяти и парень приблизительно того же возраста. Светленькая, слегка полноватая, с круглым лицом она сидела, по-детски повернув стопы ног внутрь. Широко раскрытыми глазами она невидящим взглядом уставилась в пол. Одной рукой она нервно накручивала на палец вылезшую из её мини-юбки нитку, другую руку крепко сжимал её спутник. «Муж, наверное» - подумала Наташа. – «Тоже, небось, денег на жизнь не хватает…. Пусть будет «косолапка»
    Наташа разогнула спину, выпрямилась полностью, прислонившись головой к стенке фургона, и закрыла глаза. Изучение окружающей обстановки было закончено, и она решила расслабиться и вспомнить что-нибудь приятное.
    Ей вспомнился такой же жаркий июньский день. Всей семьёй вместе с родителями мужа они собрались на даче отмечать третий день рождения Танюши. Естественно, ещё с утра она возилась в песочнице, и перед тем, как надеть на неё праздничное платьице, Наташа решила её выкупать в тазу. Раздев и поставив в таз, она налила воды и начала брызгать на дочурку.
    -Хоидно, мам! – Танюша пищала и смешно закрывалась ладошками.
    Закончив одевать дочку, она решила помочь мужу вымыть машину. Он гонял на ней до ближайшего райцентра за тортом, и «шестёрка» была вся в пыли. Но, как это часто у них бывало по молодости, мытьё машины заканчивалось гонками вокруг неё и взаимным обливанием. Так что когда вода закончилась, оба они были мокрыми до последней нитки. Наташа побежала наверх переодеваться, Толя отправился следом. Едва она стянула с себя мокрую футболку, Толя обнял её сзади и прижал к себе, стиснув груди. Наташа глубоко вздохнула, а муж уже расстёгивал молнию на её джинсах.
    - Дверь…. – Наташа вяло пыталась освободиться. – Ты забыл закрыть дверь….
    Толя отпустил её и бросился закрывать дверь, Наташа тем временем села на кровать и стянула с себя мокрые джинсы. Возвращаясь к кровати, Толя тоже стянул с себя рубашку поло и на ходу расстёгивал джинсы. Сидя на кровати, Наташа завела руки назад, расстегнула и сняла лифчик. Её муж к тому времени тоже остался в одних плавках. Буквально набросившись на жену, он страстно целовал её в губы, шею, грудь, затем повалил на кровать и перевернул на живот. Продолжая целовать её, он медленно спустился от шеи до поясницы и, взявшись за резинку трусов, медленно спустил их до пят. Приподняв обе её ноги одной рукой, другой он снял трусы окончательно и отбросил мокрый белый комок в угол. Раздвинув Наташины ноги в стороны, он стал пристраиваться к её попке. Наташа тем временем подняла обе руки вверх и ухватилась за спинку кровати. Толя вошёл в неё мощно, сразу на всю длину члена по самые яйца. Наташа вскрикнула, и только крепче вцепилась ладошками в ажурные прутья…
    Тем временем фургон съехал на грунтовую дорогу, и пассажиров внутри начало ритмично раскачивать. Этот момент как раз совпал с тем моментом в Наташиных воспоминаниях, когда Толя начал ритмичные движения, раскатывая её по кровати, как скалка тесто. Через пару минут, бурно кончив, он повалился на кровать рядом с ней. Она же, напротив, быстро встала и начала одеваться, повернувшись к Толе спиной. Она уже успела надеть белые трусы, лифчик и футболку, когда муж, поднявшись, снова притянул её к себе.
    - Толя, пусти – Пыталась вырваться Наташа. – Танюшу пора кормить, она уже давно не ела, всё тебя ждала. Ну, пусти же, всё остынет.
    - Пустяки – повернув жену к себе, Толя с уверенностью посмотрел ей в глаза. – Чем больше проголодается, тем меньше капризничать будет.
    Поняв, что спорить бесполезно, Наташа решила, что лучше побыстрее дать ему то, что он хочет, и покончить с этим. Поэтому, глубоко вздохнув, она сделала недовольное лицо и подняла руки вверх, что означало: «Ладно, бери, сдаюсь». Подхватив край футболки, Толя снял её с Наташи. Затем резко нагнулся и, подхватив жену на руки, понёс к кровати. Посадив на край, он встал перед ней на колени и, положив ладони на её бёдра, раздвинул их и прильнул губами к лону. Наташа откинулась спиной назад и, улёгшись поудобнее, раскинула руки в стороны. Продолжая целовать живот и бёдра, Толя потянул трусы вниз, и, сняв их окончательно, прильнул губами к её заросшему волосками лобку. Ощущая, как волнами начинает накатывать возбуждение, Наташа по очереди спустила лямки лифчика с плеч, перевернул застёжку вперёд, расстегнула её и отбросила лифчик в сторону, оставшись абсолютно голой. Через несколько минут Толя, умело действуя языком, довёл её до оргазма. Не дав жене отдышаться, он подхватил её ноги под коленями и подтянул к себе, насадив на свой вновь окрепший член. Продолжая держать за ноги, он ритмично трахал её, наслаждаясь видом распластавшейся перед ним жены. Наташе только и оставалось вцепиться ладошками в простыню и отдаться полностью захватившему её чувству всепоглощающего блаженства…
    С того момента, как они сели в фургон и поехали, Ольга тоже занималась тем, что разглядывала попутчиков. В определённый момент ей, как и Наташе, это надоело, и она начала думать о том, ЧТО ей предстоит увидеть. «Что-нибудь наподобие групповушки с извращениями» - подумала Ольга. Она решила «порыться» в своей памяти и вспомнить самую крутую оргию в своей жизни. Долго «рыться» ей не пришлось….
    Это случилось лет семь назад. Она была одна, а их было трое кавказцев, соседей по лестничной площадке. В тот день у неё что-то случилось со светом. Муж был на работе, и она в его отсутствие досматривала крутую порнушку. И вот на самом «интересном» месте экран погас. Она позвонила в ДЕЗ, но там ей ничего вразумительного не ответили, и она не нашла ничего лучшего, как начать звонить в соседние квартиры. Открыли ей только в квартире напротив. Появившийся в дверях кавказец лет тридцати в спортивном костюме не без восхищения рассматривал Ольгу, на которой был надет только коротенький шёлковый халатик в цветочек. Торопясь и запинаясь, Ольга изложила ему суть проблемы. Он обещал помочь, сказав, что зайдёт через минуту, когда возьмёт инструменты.
    Ольга вернулась в квартиру, и через несколько минут в дверь действительно кто-то с силой забарабанил. Ольга сначала не поняла, зачем в дверь ломиться-то, и уже хотела высказать "гостю с Кавказа" то, что она в таких случаях говорила про тех, кто "только с гор спустился", но потом сообразила: "Света ведь нет, значит, и звонок не работает!" Не посмотрев в глазок, она открыла, ожидая увидеть соседа с отвёрткой. Но едва она приоткрыла дверь, как в квартиру ворвались трое кавказцев, моментально схватив её и зажав рот. Сосед подошёл к ней вплотную и, глядя прямо в её полные ужаса глаза, спокойно сказал:
    - Тихо, не ори. Будешь хорошей девочкой – позабавимся и отпустим, а нет… - Он с многозначительным видом поднял глаза наверх. – Хочешь там досрочно очутиться?
    Ольга замычала и отрицательно замотала головой.
    - Ну, вот и хорошо. А теперь иди в спальню и раздевайся. Сама.
    Пятясь задом и оглядываясь, чтобы не запнуться, Ольга прошла в спальню. Насильники следовали за ней, нахально улыбаясь и чувствуя себя хозяевами положения. Дойдя до кровати, Ольга остановилась и замерла в ожидании, исподлобья испуганно глядя на непрошенных гостей.
    - Ну, чего замерла? Или тебе помочь? – продолжая нагло улыбаться, сосед сделал шаг по направлению к ней.
    - Нет, я сама! – испуганно вскрикнула Ольга и быстро развязала пояс халатика.
    Медленно сдвинув его полы с плеч, она позволила ему упасть на пол. Постояв в нерешительности еще полминуты, она медленно завела руки назад и расстегнула застёжку маленького чёрного лифчика. Придерживая его одной рукой, другой она аккуратно спустила лямки с плеч, и, меняя руки, сняла его окончательно. Продолжая прикрывать грудь одной рукой, другой она зачем-то, скорее, машинально, поправила причёску.
    - Сняла трусы! Живо! – неожиданно заорал кавказец. – И перестать прикрывать свои чёртовы сиськи!
    Вздрогнув от неожиданности и испугавшись ещё сильнее, Ольга обеими руками ухватилась за резинку чёрных стрингов и, нагнувшись, быстро спустила их вниз. Сняв окончательно, она выпрямилась и стояла, держа их в одной руке, даже не пытаясь прикрыться. Кавказцы обступили её и начали лапать, затем повалили на кровать лицом вниз. Первым на неё лег открывший дверь сосед….
    - Нет, пожалуйста... Подождите... Не так...
    Схватив её за волосы, сосед резко повернул её лицо к себе. Ольга вскрикнула от боли, но тут же с ужасом уставилась на лицо своего насильника. Глаза кавказца горели такой неуёмной страстью, что она, поняв, что в её распоряжении всего несколько секунд, после чего он её либо вырубит, либо так трахнет, забыла про боль от натянутых до предела волос, и затараторила:
    -Там, в тумбочке... Презервативы... Пожалуйста... Я ещё рожать буду... Мне нельзя аборт...
    Сосед продолжал буравить Ольгу глазами, всё ещё не решив, внять её мольбам или нет, как вдруг заговорил один из его дружков:
    -Слышь, Ашот, баба дело говорит. Лучше с гандонами. Ты ж сам вчера говорил, как двух тёлок на трассе в кабаке подцепил, а через два часа у вас гандоны кончились, так ты их так...
    -Ладно - прервал его сосед, - посмотри, что у неё там в тумбочке.
    Один из "гостей" открыл верхний ящик и присвистнул от увиденного.
    -Вау! Да у неё тут целый арсенал!
    С этими словами он стал доставать и раскладывать на тумбочке разноцветные коробочки. В самом деле, Ольга, несмотря на 17 лет замужества, не стала скромницей, и все её подружки, неважно женатые или разведёнки, всегда чёрной завистью завидовали её с мужем "фантазиям" и неуёмному темпераменту. Таблеток Ольга в принципе не признавала, поэтому искала разнообразия в способах предохранения. Каких только видов гандонов у неё не было: и со вкусом фруктов, и разноцветных, и рельефных... Были даже чёрные и светящиеся в темноте!
    -Может, у неё тут бордель подпольный? - не унимался "гость" - Может, тут по шкафам ещё тёлки попрятались?
    -Ну, что молчишь? - сосед снова дёрнул Ольгу за волосы.
    -Ай! Нет, нет, я одна... Это всё для нас с мужем...
    -С мужем? А-я-яй, бедный мужик... Совсем ты его затрахала... Ну, ничего, мы ему поможем...
    Сосед с силой ткнул Ольгу лицом в подушку и приказав не двигаться, потянулся рукой к ближайшей коробочке...
    Тот день она не забудет никогда! Всё окружающее слилось перед ней в калейдоскопе мелькающих ягодиц, волосатых членов и небритых чёрных рож. Её трахали по очереди и одновременно, в рот, попку и влагалище, делая лишь иногда небольшие перерывы. Она несколько раз теряла сознание, но её всегда приводили в чувство либо болезненным щипком за какое-нибудь «интимное» место, либо туша об её тело сигарету. Несмотря на боль и унижения, через двадцать минут она испытала первый «механический» оргазм, вызванный непрерывным воздействием на клитор и анус. Она даже начала «подмахивать» попкой очередному насильнику, чем привела его в неописуемый восторг…
    На минуту Ольга вернулась в реальность. Локоть, которым она упиралась в свои колени, положив голову на руку, соскочил, и она чуть не упала со скамьи. Фургон раскачивало на ухабах. Поднимаясь, она посмотрела на Наташу. Та сидела, тоже погружённая в себя. Ольга снова устроилась поудобнее, закрыла глаза и вернулась мыслями в тот день...
    Изнасилование продолжалось уже несколько часов. Ольга уже давно потеряла счёт половым актам и своим оргазмам. Тело болело от синяков и сигаретных ожогов, а низ живота превратился в сплошную болевую точку. И сквозь эту боль её с головой раз за разом накрывала всепоглощающая волна удовольствия, никогда не испытанного ею раньше. Сознание страдало и одновременно молило о продолжении…
    Собираясь уходить и приведя в очередной раз Ольгу в сознание щипком за сосок, сосед, также спокойно, как и в начале, сказал:
    - Ну, вот видишь, всё хорошо, а ты боялась – и, уходя, уже в дверном проёме, бросил фразу:
    - Жди, завтра мы снова заглянём….
    Ольга подскочила с кровати и побежала следом за уходящими кавказцами.
    - Завтра нельзя, я работаю, и муж дома будет…
    Они оглянулись, внимательно глядя на стоящую перед ними, всю в синяках и забрызганную спермой, голую Олю, как бы оценивая, врёт она или нет.
    Понимая, что ей не верят, он опустила глаза и тихо добавила:
    - Я по сменам работаю. Послезавтра можно… - и, подняв глаза, в которых, к удивлению «гостей», читалась надежда на продолжение, посмотрела на уже бывших насильников.
    Поняв, что ей понравилось и она «повелась», сосед подошёл к ней вдруг резко выбросил вперёд правую руку и сжал Олины половые губки.
    - Ах! – от неожиданности та вздохнула, прикусила нижнюю губу и закрыла глаза.
    - Классная тёлка - заключил сосед, отпуская Ольгу и направляясь к двери. – Послезавтра жди. Смотри, не прожги диван! - они расхохотались и вышли из квартиры.
    Закрыв дверь, Ольга прямиком направилась в спальню убирать следы «оргии», затем, взяв с собой новоё бельё и халатик, она проследовала в ванную смывать следы «преступления». Следы от ожогов и синяки были видны ещё несколько дней, так что, сославшись мужу на «внезапные» месячные, целую неделю Ольга спала в пижаме.
    Через день в то же время они действительно пришли, и всё повторилось сначала…. Они жили в квартире напротив ещё две недели, и Ольга не пропустила ни одного своего выходного, в который была дома одна, каждую ночь вспоминая пережитое и мечтая о повторении…
    Уезжая, они взяли номер её мобильного и дали номера своих, но Ольга соврала им, а бумажку с их телефонами сожгла. «Всё, хватит» - решила она тогда, - «а то конец семье, карьере и вообще всему…» Хотя где-то в глубине души ей было жаль, что всё закончилось….
    - Все встать и на выход! Во дворе всем строиться парами вдоль красной линии! – голос охранника вернул подруг из сладкого плена воспоминаний. Фургон стоял на месте, мотор его был выключен. Обе двери были открыты, и в полумрак тамбура врывался яркий солнечный свет. «Ну, всё. Начинается….» - подумала Наташа и, посмотрев на Ольгу, взяла её за руку. Подруги встали и, пропустив вперёд несколько пар, шагнули в дверной проём навстречу испытаниям…

    Последний раз редактировалось O-KREST 10 май 2015, 22:18, всего редактировалось 2 раз(а).

    "И не леса мне видятся окрест, а лес крестов в окрестностях..." И ближе...


    Источник: http://forum.desadov.com/viewtopic.php?f=10&t=19320


    Поделись с друзьями



    Рекомендуем посмотреть ещё:



    Похожие новости


    Вяжем спицами девочка 1 год
    Вязанные модели свитеров спицами
    Помощь по делам связанным
    Шапка с объемным узором вязание спицами
    Оригами самолет трюки


    Рассказ ей связали ноги
    Рассказ ей связали ноги


    Порно
    Казнь женщины басмачами с применением верблюда и змеи



    ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ